О журнале
Научно-редакционный совет
Приглашение к публикациям

Предыдущие
выпуски журнала

2017 год

2016 год

2015 год

2014 год

2013 год

Половые различия восприятия эмоций по лицевой экспрессии
при алекситимии

Шабалина В.А. (Челябинск, Россия)

 

 

Шабалина Виктория Александровна

Шабалина Виктория Александровна

–  лаборант методического кабинета факультета психологии и педагогики; федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Челябинский государственный университет», ул. Бр. Кашириных, 129, Челябинск, 454001, Россия. Тел.: (351) 799-72-68.

E-mail: viktoriya_shabalina@inbox.ru

 

Аннотация. В статье представлены результаты исследования пола как детерминанта избирательного восприятия эмоций по лицевой экспрессии при алекситимии. Обследованы 72 студента вуза с высоким уровнем алекситимии (по методике «Торонтская шкала алекситимии»), в том числе 33 женщины и 39 мужчин в возрасте от 19 до 23 лет. Всем участникам были предъявлены 36 фотографий, на которых профессиональные актеры и актрисы выражают положительные, негативные и сексуализированные эмоции и нейтральные состояния (методика «Чтение психического состояния по взгляду»). Результаты исследования выявили значимые межгрупповые различия в восприятии лицевой экспрессии у высокоалекситимичных испытуемых мужского и женского пола: женщины точнее мужчин распознают нейтральные и отрицательные эмоциональные сигналы других людей, тогда как мужчины более успешны в распознавании положительных и сексуализированных эмоций.

Ключевые слова: алекситимия; распознавание эмоций; лицевая экспрессия; восприятие эмоций по лицевой экспрессии; психология половых различий.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Актуальность исследования

Отличительной особенностью современного общества является резкая интенсификация коммуникативных процессов, предъявляющая высокие требования к коммуникативным умениям индивида, в том числе к умению распознавать психологические особенности (личностные свойства, эмоции, психические состояния и пр.) других людей, поскольку уровень развития этого умения во многом определяет успешность социальной адаптации индивида. Неточное распознавание или ошибочные интерпретации эмоциональных проявлений и психического состояния другого человека в процессе межличностной коммуникации нередко приводят к искажениям или потере информации, снижая эффективность общения и создавая предпосылки для разного рода межличностных конфликтов.

Важным средством проникновения во внутренний мир другого человека выступает лицо, поскольку оно является одним из действенных способов его выражения [3]. Распознавание эмоций и психического состояния другого человека по его мимике и лицевой экспрессии является базисной структурной единицей эмоционального интеллекта. В русле системного подхода психологическая оценка другого человека по выражению его лица рассматривается как функция физических характеристик (как парциальных, так и интегральных) лица коммуниканта и психологических особенностей наблюдателя [6].

Значительное количество работ посвящено исследованию влияния пола наблюдателя на точность распознавания эмоций по лицевой экспрессии, однако данные разных авторов крайне противоречивы. По данным одних исследователей, женщины более восприимчивы к эмоциональным сигналам других людей [17; 31; 34]. По мнению других авторов, преимущества женщин перед мужчинами в восприятии эмоций по лицевой экспрессии являются спорными и не столь однозначными [15; 21; 26]: у женщин распознавание чужих эмоций происходит с большей скоростью, но менее точно, чем у мужчин [33]; женщины более успешны в распознавании эмоций страха и грусти, тогда как мужчины лучше идентифицируют гнев [20; 24; 27]. Третьи авторы постулируют отсутствие значимых различий между мужчинами и женщинами [14; 16; 18; 22]. Столь противоречивые результаты могут быть обусловлены как сложностью самого процесса распознавания эмоций по лицевой экспрессии, так и тем, что помимо половых и гендерных различий на него оказывают влияние другие психологические особенности наблюдателя.

По данным современных исследователей, восприятие выражения лица имеет диалогическую размерность, отличающую его от восприятия других элементов среды — как естественной, так и искусственной. Иными словами, восприятие состояния человека по изображению его лица строится как непосредственное общение, то есть как обмен информацией, состояниями и действиями наблюдателя и виртуального коммуниканта. В ходе этого процесса наблюдатель «заглядывает» во внутренний мир другого, соотнося с ним собственные знания, переживания и формы активности [3]. Следовательно, одним из важных факторов, определяющих успешность распознавания эмоций коммуниканта по его лицевой экспрессии, является способность наблюдателя к пониманию собственного внутреннего мира, тогда как алекситимия, напротив, существенно затрудняет понимание как своих переживаний, так и эмоциональных состояний другого человека.

Алекситимия (греч. a — отрицание, lexis — слово, thyme — чувство; буквально «без слов для чувств») представляет собой устойчивую психологическую характеристику индивида, включающую следующие когнитивно-аффективные особенности: трудности в определении (идентификации) и описании собственных чувств; трудности в проведении различий между чувствами и телесными ощущениями, сопровождающими различные эмоциональные состояния; снижение способности к символизации, о чем свидетельствует бедность фантазии и других проявлений воображения; конкретное, буквальное, внешне-ориентированное мышление, характеризующееся фокусированием в большей мере на внешних событиях, чем на внутренних переживаниях [1; 13; 30]. Ограничение возможности понимать себя, связанное со слабым использованием способностей к рефлексии, в молодом возрасте особенно негативно сказывается на личном развитии и социальном функционировании, поскольку становится значительным препятствием для осознания происходящего, а также для возможности целостного представления собственной жизни. Лица с высоким уровнем алекситимии в обыденной жизни могут не проявлять явной психической патологии, однако под воздействием стрессовых факторов у них существенно возрастает риск возникновения эмоциональных нарушений, химических и нехимических зависимостей и психосоматических расстройств [1; 2; 5; 8; 12; 23; 28].

Вопрос о природе алекситимии до сих пор остается открытым. Единой концепции, объясняющей происхождение алекситимии, до сих пор не создано [4]. В литературе приводятся данные о связи алекситимии с генетическими, нейробиологическими, социальными, культуральными и семейными факторами [1; 7; 9; 19; 25]. Рассматриваются вопросы предрасположенности к развитию алекситимии в зависимости от половых, возрастных особенностей, образования, рода занятий и уровня социальной культуры, при этом отмечено, что алекситимия чаще встречается среди мужского населения с низким социальным статусом и доходом, а также невысоким уровнем образования [29].

Таким образом, в настоящее время получены обширные данные о связях алекситимии и восприятия эмоций другого человека по лицевой экспрессии с различными биологическими, психологическими и социокультурными факторами. В то же время проблема влияния половых различий на проявления способности распознавать эмоциональные сигналы другого человека по выражению его лица при алекситимии изучена недостаточно. Это подчеркивает актуальность указанной проблемы и определяет выбор темы настоящего исследования.

Цель исследования — выявить половые различия восприятия эмоций по лицевой экспрессии при алекситимии.

Материалы и методы исследования

Для участия в исследовании были приглашены 297 студентов дневных отделений челябинских вузов в возрасте от 19 до 23 лет. Среди обследованных было 156 женщин и 141 мужчина. Исследование проводилось на добровольной основе, с соблюдением этических норм. Все приглашенные лица дали добровольное информированное согласие на участие в исследовании.

В качестве психодиагностических методик применялись «Торонтская шкала алекситимии» (TAS-20) Дж. Тэйлора и соавторов [11] и «Чтение психического состояния по взгляду» (RMET; «Reading the Mind in the Eyes») С. Барона-Коэна, С. Уилрайта, В. Скэхилла, Дж. Лоусона и А. Спонга [10; 32]. Математико-статистический анализ осуществлялся с помощью критерия U Манна — Уитни.

Результаты исследования

Исследование алекситимии у студентов с помощью «Торонтской шкалы алекситимии» (TAS-20) показало, что в обследованной группе высокий уровень алекситимии (от 64 баллов и выше по шкале TAS-20) имеют 23,43% студентов (72 человека, в том числе 39 мужчин и 33 женщины). Пограничный уровень алекситимии (от 53 до 63 баллов по шкале TAS-20) выявлен у 49,17% студентов (149 человек, в том числе 65 мужчин и 84 женщины). У 25,08% студентов (76 человек, в том числе 37 мужчин и 39 женщин) алекситимия отсутствует (до 52 баллов по шкале TAS-20).

В соответствии с поставленной целью для дальнейшего участия в исследовании приглашались только те из обследованных лиц, у которых по результатам методики TAS-20 были выявлены высокие показатели алекситимии (от 64 баллов и выше). В результате данного отбора были сформированы две группы лиц с высоким уровнем алекситимии:

группа мужчин (39 человек в возрасте от 19 лет до 23 лет);

группа женщин (33 человека в возрасте от 19 лет до 23 лет).

Далее рассматриваются результаты сравнения показателей различных компонентов алекситимии в группах высокоалекситимичных мужчин и женщин.

Средние значения показателей алекситимии, полученные с помощью опросника «Торонтская шкала алекситимии» (TAS-20) Дж. Тэйлора в исследуемых группах высокоалекситимичных мужчин и женщин, а также результаты их сравнительного анализа по критерию Манна — Уитни представлены в табл. 1.

 

Таблица 1

Результаты сравнительного анализа показателей методики TAS-20 в группах мужчин и женщин по U-критерию

 

Согласно данным, представленным в табл. 1, показатели трудностей идентификации чувств у женщин значимо выше, чем у мужчин. Показатели трудностей описания чувств у мужчин значимо выше, чем у женщин. По показателям экстернального мышления и общему показателю алекситимии статистически значимых межгрупповых различий в группах высокоалекситимичных мужчин и женщин не выявлено.

Полученные результаты свидетельствуют: несмотря на то, что в группах алекситимичных мужчин и женщин показатели алекситимии в целом значимо не различаются, отдельные компоненты алекситимии в двух группах выражены неодинаково. Если у женщин наиболее выражены трудности в понимании своих эмоций и чувств, то у мужчин вызывает значительно большее затруднение необходимость говорить о своих чувствах и подбирать для них адекватные словесные описания. При этом высокоалекситимичные мужчины и женщины похожи тем, что больше фокусированы на внешних событиях, нежели на внутренних переживаниях.

Результаты, полученные с помощью методики «Чтение психического состояния по взгляду» (RMET) в исследуемых группах высокоалекситимичных мужчин и женщин, представлены в табл. 2.

 

Таблица 2

Средние значения показателей методики RMET в группах мужчин и женщин

 

Согласно данным, представленным в табл. 2, в сравнении с женщинами у мужчин показатели способности к распознаванию нейтральных эмоций, способности к распознаванию негативных эмоций и общей способности к распознаванию эмоций в целом несколько ниже, тогда как показатели способности к распознаванию позитивных и сексуализированных эмоций у мужчин несколько выше, чем у женщин.

Статистическую значимость межгрупповых различий по показателям методики RMET оценивали с помощью критерия Манна — Уитни. Результаты сравнительного анализа показателей способности к распознаванию эмоций по критерию Манна — Уитни в исследуемых группах высокоалекситимичных мужчин и женщин отражены в табл. 3.

 

Таблица 3

Результаты сравнительного анализа показателей методики RMET в группах мужчин и женщин по U-критерию

 

Согласно представленным в табл. 3 данным, показатели способности к распознаванию позитивных и сексуализированных эмоций в группе мужчин значимо выше, чем в группе женщин. При этом показатели общей способности к распознаванию эмоций, способностей к распознаванию негативных и нейтральных эмоций у мужчин значимо ниже, чем у женщин.

Выводы

Результаты исследования выявили значимые межгрупповые различия в восприятии лицевой экспрессии у мужчин и женщин с высоким уровнем алекситимии: в сравнении с алекситимичными женщинами алекситимичные мужчины испытывают значимо более выраженные трудности при распознавании чужих эмоций и, прежде всего, при распознавании негативных и нейтральных эмоциональных состояний другого человека, тогда как алекситимичные женщины испытывают значимо более выраженные трудности при распознавании чужих позитивных и сексуализированных эмоций.

 

Литература

1.   Алекситимия и методы ее определения при пограничных психосоматических расстройствах: Пособие для психологов и врачей / авт.-сост. Д.Б. Ересько, Г.Л. Исурина, Е.В. Кайдановская [и др.]. – СПб.: НИПНИ им. В.М. Бехтерева, 2005. – 25 с.

2.   Алекситимия как фактор риска развития аддиктивного поведения / С.И. Замогильный, К.Э. Зборовский, С.А. Игумнов [и др.] // Клиническая и медицинская психология: исследования, образование, практика. – 2016. – № 3(13) [Электронный ресурс]. – URL: http://medpsy.ru/climp (дата обращения: 20.06.2017).

3.   Барабанщиков В.А. Психологические механизмы восприятия выражений лица // Лицо человека как средство общения: Междисциплинарный подход / отв. ред. В.А. Барабанщиков, А.А. Демидов, Д.А. Дивеев. – М.: Когито-Центр, 2012. – С. 13–31.

4.   Былкина Н.Д. Алекситимия (аналитический обзор зарубежных исследований) // Вестник МГУ. Серия 14: Психология. – 1995. – № 1. – С. 43–53.

5.   Два «евразийских» проекта научной школы методологии этнокультурных исследований / С.И. Замогильный, С.А. Игумнов, А.А. Куксгаузен [и др.] // Современные евразийские исследования. – 2016. – № 2. – С. 103–111.

6.   Демидов А.А., Дивеев Д.А. Межличностное восприятие и проблема «Другого сознания» // Лицо человека как средство общения: Междисциплинарный подход / отв. ред. В.А. Барабанщиков, А.А. Демидов, Д.А. Дивеев. – М.: Когито-Центр, 2012. – С. 161–173.

7.   Калинин В.В. Алекситимия, мозговая латерализация и эффективность терапии ксанаксом у больных паническим расстройством // Социальная и клиническая психиатрия. – 1995. – Т. 5. – № 4. – С. 96–102.

8.   Рагозинская В.Г. Эмоциональные состояния и их нейрофизиологические корреляты у больных психосоматическими заболеваниями: автореф. дис. … канд. психол. наук. – СПб., 2010. – 25 с.

9.   Рагозинская В.Г. Особенности межцентральных отношений при алекситимии // Нейронаука в психологии, образовании, медицине / под науч. ред. Т.В. Черниговской, Ю.Е. Шелепина, В.М. Аллахвердова [и др.]. – СПб.: Лема, 2014. – С. 29–35.

10.   Румянцева Е.Е. Особенности применения теста «Чтение психического состояния по взгляду» («Reading the mind in the eyes») // Научные материалы V съезда Российского психологического общества. – М.: Изд-во МГУ, 2012. – Т. 3. – С. 222.

11.   Торонтская шкала алекситимии (20 пунктов): валидизация русскоязычной версии на выборке терапевтических больных / Е.Г. Старостина, Г.Д. Тэйлор, Л.К. Квилти [и др.] // Социальная и клиническая психиатрия. – 2010. – Т. 20. – № 4. – С. 31–38.

12.   Alexithymia, depression and drug addiction / F. Farges, M. Corcos, M. Speranza [et al.] // Encephale. – 2004. – Vol. 30, № 3. – Р. 201–211.

13.   Apfel R.J., Sifneos P.E. Alexithymia: concept and measurement // Psychotherapy and Psychosomatics. – 1979. – Vol. 32, № 1-4. – P. 180–190.

14.   Functional mapping of dynamic happy and fearful facial expression processing in adolescents / J. Rahko, J.J. Paakki, T. Starck [et al.] // Brain Imaging Behavior, 2010. – Vol. 4, № 2. – Р. 164–176.

15.   Grimshaw G.M., Bulman-Fleming M.B., Ngo C. A signal-detection analysis of sex differences in the perception of emotional faces // Brain and Cognition. – 2004. – Vol. 54, № 3. – Р. 248–250.

16.   Hall J.A., Matsumoto D. Gender differences in judgments of multiple emotions from facial expressions // Emotion. – 2004. – Vol. 4, № 2. – Р. 201–206.

17.   Hampson E., van Anders S.M., Mullin L.I. A female advantage in the recognition of emotional facial expressions: test of an evolutionary hypothesis // Evolution and Human Behavior. – 2006. – Vol. 27, № 6. – Р. 401–416.

18.   Jansari A., Rodway P., Goncalves S. Identifying facial emotions: Valence specific effects and an exploration of the effects of viewer gender // Brain and Cognition. – 2011. – Vol. 76, № 3. – Р. 415–423.

19.    Kano M., Fukudo S. The alexithymic brain: the neural pathways linking alexithymia to physical disorders // BioPsychoSocial Medicine. – 2013. – Vol. 7, № 1. – P. 1.

20.   Mandal M.K., Palchoudhury S. Perceptual skill in decoding facial affect // Perceptual and Motor Skills. – 1985. – Vol. 60, № 1. – Р. 96–98.

21.   Multidimensional assessment of empathic abilities: Neural correlates and gender differences / B. Derntl, A. Finkelmeyer, S. Eickhoff [et al.] // Psychoneuroendocrinology. – 2010. – Vol. 35, № 1. – Р. 67–82.

22.   Nelson N.L., Russell J.A. When dynamic, the head and face alone can express pride // Emotion. – 2011. – Vol. 11, № 4. – Р. 990–993.

23.   Nemiah J.C., Freyberger H., Sifneos P. Alexithymia: a view of psychosоmatic process // Hill O.W. Modern trends in psychosоmatic medicine. – 1976. – P. 430–440.

24.   Nowicki S., Hartigan M. Accuracy of facial affect recognition as a function of locus of control orientation and anticipated interpersonal interaction // The Journal of Social Psychology. – 1988. – Vol. 128, № 3. – Р. 363–372.

25.   Ragozinskaya V.G. Alexithymia and attachment quality in the context of psychosomatic disorders // Психоневрология в современном мире. Юбилейная научная сессия / под ред. Н.Г. Незнанова. – СПб.: Человек и здоровье, 2007. – C. 47.

26.   Rahman Q., Wilson G.D., Abrahams S. Sex, sexual orientation, and identification of positive and negative facial affect // Brain and Cognition, 2004. – Vol. 54, № 3. – Р. 179–185.

27.   Rotter N.G., Rotter G.S. Sex differences in the encoding and decoding of negative facial emotion // Journal of Nonverbal Behavior. – 1988. – Vol. 12, № 2. – Р. 139–148.

28.   Secondary alexithymia as a state reaction in panic disorder and social phobia / I. Fukunishi, M. Kikuchi, J. Wogan [et al.] // Comprehensive Psychiatry. – 1997. – Vol. 38, № 3. – P. 166–170.

29.   Social factors in alexithymia / J. Kauhanen, G.A. Kaplan, R.D. Cohen [et al.] // Comprehensive Psychiatry. – 1993. – Vol. 34, № 5. – P. 330–335.

30.   Taylor G.J. The alexithymia construct: conceptualization, validation, and relationship with basic dimensions of personality // New Trends in Experimental and Clinical Psychiatry. – 1994. – Vol. 10, № 2. – P. 61–74.

31.   The classification of 'fear' from faces is associated with face recognition skill in women / R. Campbell, K. Elgar, J. Kuntsi [et al.] // Neuropsychologia. – 2002. – Vol. 40, № 6. – Р. 575–584.

32.   The "Reading the Mind in the Eyes" test revised version: a study with normal adults, and adults with Asperger syndrome or high-functioning autism / S. Baron-Cohen, S. Wheelwright, J. Hil [et al.] // Journal of Child Psychology and Psychiatry. – 2001. – Vol. 42, № 2. – P. 241–251.

33.   Vassallo S., Cooper S.L., Douglas J.M. Visual scanning in the recognition of facial affect: Is there an observer sex difference? // Journal of Vision. – 2009. – Vol. 9, № 3. – Р. 1–10.

34.   Women process multisensory emotion expressions more efficiently than men / O. Collignon, S. Girard, F. Gosselin [et al.] // Neuropsychologia. – 2010. – Vol. 48, № 1. – Р. 220–225.

 

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.922.1

Шабалина В.А. Половые различия восприятия эмоций по лицевой экспрессии при алекситимии // Клиническая и медицинская психология: исследования, обучение, практика: электрон. науч. журн. – 2017. – Т. 5, № 3(17) [Электронный ресурс]. – URL: http://medpsy.ru/climp (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

  В начало страницы В начало страницы

 

Экзистециальная традиция

Выпуск № 21

Мартюшева В. (Украина) Чудо в хосписе

Максимова Е. (Украина) Самоубийство как ответ человека на вызовы бытия в условиях сужения видения жизненного пространства

Яндекс цитирования Get Adobe Flash player