О журнале
Научно-редакционный совет
Приглашение к публикациям

Феномен татуирования у военнослужащих как один из компенсаторных механизмов в условиях срочной службы

Малеева С.Ю., Руденко Д.Б., Яблокова Д.С. (Хабаровск, Россия)

 

 

Малеева Светлана Юрьевна

Малеева Светлана Юрьевна

кандидат психологических наук, доцент кафедры педагогики и психологии; федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Дальневосточный государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации, ул. Муравьева-Амурского, 35, Хабаровск, 680000, Хабаровский край, Россия. Тел.: 8 (4212) 30-53-11.

E-mail: svetlana.maleeva@gmail.com

Руденко Диана Борисовна

Руденко Диана Борисовна

студент 4 курса специальности «Клиническая психология» медико-гуманитарного факультета; федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Дальневосточный государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации, ул. Муравьева-Амурского, 35, Хабаровск, 680000, Хабаровский край, Россия. Тел.: 8 (4212) 30-53-11.

Яблокова Диана Сергеевна

Яблокова Диана Сергеевна

студент 4 курса специальности «Клиническая психология» медико-гуманитарного факультета; федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Дальневосточный государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации, ул. Муравьева-Амурского, 35, Хабаровск, 680000, Хабаровский край, Россия. Тел.: 8 (4212) 30-53-11.

 

Аннотация. В статье предпринимается попытка раскрыть феномен татуирования у военнослужащих по призыву как способ адаптации. Описана группа риска, т.е. характеристики тех военнослужащих в период срочной службы, которые высказывают желание нанести татуировку. Делается вывод о том, что татуирование носит компенсаторный характер.

Ключевые слова: адаптация; дезадаптация; личностный адаптационный потенциал; татуировка; срочная служба.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Введение

В настоящее время изучение мотивации нанесения татуировки позволило выделить несколько психологических аспектов, связанных с нанесением тату в период кризисов, и не только возрастных, но и жизненных. С нашей точки зрения, служба в армии для многих молодых людей является таким кризисом, который сочетает в себе и возрастной аспект (юношеский кризис) и жизненный (изменение привычного социального окружения и организации жизнедеятельности). Следовательно, важно понять, почему служащий срочной службы начинает решать проблемы таким неконструктивным образом, какие эффекты он получает, выбирая рисунок для своего тела, учитывая существующий в армии запрет на татуирование.

Под татуировкой (стойкой экзогенной пигментацией) понимается сознательное искусственное нарушение целостности кожных покровов с помощью колюще-режущих инструментов с последующим введением в раневую поверхность красящих веществ с целью получения стойких, неисчезающих изображений [1].

Проявления особенности адаптации к условиям срочной службы на телесном уровне могут быть разные: как соматическое или психическое расстройство, так и самоповреждение (или искусственные гнойно-воспалительные заболевания) и татуирование.

В контексте адаптации-дезадаптации обращает на себя внимание то, что нанесение на тело татуировки, значение которой имеет определенный смысл, свидетельствует об утрачивании собственной личности и замене её псевдоличностью — человек превращается в отражение ожиданий того действия и статуса, который выражает нанесенная татуировка, и вынужден строить свое «я» таким образом, какой обозначен в его инициализации, чтобы получить признание и одобрение окружающих. Таким образом, утрата своего настоящего «я» усиливает потребность в приспособлении.

Есть риск, что по истечении некоторого времени человек будет весь в татуировках, а проблемы так и останутся. Накопление чувства дискомфорта обычно приводит к проблемам: в семье, в обществе целом, к различным психосоматическим проявлениям. Такие основные тенденции и закономерности выявил К. Маховер, проанализировав личностные особенности и уровень развития рисующего, а также характер наносимых изображений.

В исследованиях ряда авторов, таких как Ч. Ламброзо, X. Гросс, Э. Рицке, А. Эттингер, А. Лена, Б. Восько, доказано, что нанесение татуировки на тело свидетельствует о какой-либо из представленных мотиваций:

1)   о самовыражении;

2)   убеждении себя в том, что ты на самом деле предан своей идее;

3)   комплексе неполноценности и чувстве незащищенности;

4)   косметической;

5)   статусной;

6)   символе протеста или нетрадиционного стиля жизни;

7)   проявлении своих романтических чувств;

8)   профессиональной принадлежности.

Современные исследования в области девиантного поведения и в контексте зависимостей указывают на то, что нанесение татуировок и пирсинга достоверно коррелирует с рискованным (девиантным) поведением, включая криминальную активность, потреблением ПАВ (алкоголь, табак), а также наличием семейных конфликтов и высоких баллов по шкале, определяющей тягу к новизне.

В России в настоящее время у 28% работающих в офисах серьезных кампаний имеются пирсинг или татуировки, причем у 10% они нанесены на открытых частях тела. Но еще 1980-е годы в СССР сделали себе татуировку во время службы в армии 75—82%. В качестве иллюстрации можно привести следующие статистические данные. В 1984—85 гг. в качестве самоутверждения нанесли себе татуировку во время службы в армии 75—82% от общего числа военнослужащих, в зависимости от рода войск. Особенно превалирует Военно-морской флот и стройбат.

Именно поэтому возникла идея рассмотреть феномен татуирования у военнослужащих как один из компенсаторных механизмов в условиях срочной службы, попытаться проследить психологический механизм инверсии – превращения отрицательных эмоций в положительные. То есть причинно-следственную связь травмирующего, опасного и привлекательного, компенсаторного.

Целью исследования являлось изучение феномена татуирования и личностного адаптационного потенциала военнослужащих в период срочной службы.

Мы предположили, что желание нанести татуировку в период срочной службы у военнослужащих является одним из способов адаптации и носит компенсаторный характер. Нами предпринята попытка соотнести зависимость стремления сделать татуировку от личностного адаптационного потенциала.

Для реализации поставленных задач нами были использованы следующие методы исследования:

а) 

специально разработанная анкета, выявляющая отношение военнослужащего к татуировкам(-е), их локализации и содержанию.

б) 

МЛО «Адаптивность».

Организация исследования

В рамках исследовательской работы была выделена группа выборки, которая составила 110 военнослужащих в период срочной службы.

Исследование проводилось в два этапа. На первом выявлена группа военнослужащих, которые высказывают желание сделать татуировку — 31% (34 солдата) и не высказывают такового — 69% (76 солдат).

На втором — работа проводилась с военнослужащими, которые высказывают желание сделать татуировку. Многие из них уже имеют татуировку, часто с изображением агрессивных животных (лев, тигр, медведь, дракон и т.д.) либо персонажей компьютерных игр (агрессивных). Эти военнослужащие не скрывают своего желания нанести ещё рисунки на своё тело, невзирая на запрет. Другая группа военнослужащих — это те, кто не имеет татуировок, но, отвечая на вопросы анкеты, высказывают желание нанести рисунок на тело без подробных характеристик.

Обе группы военнослужащих включали новобранцев и тех, кто уже находится на службе полгода.

Результаты исследования

Результаты исследования показали, что:

• 

большинство солдат, высказавших желание служить, имеют удовлетворительный адаптационный потенциал (44%), другая, большая часть, имеют неудовлетвори-тельный адаптационный потенциал (38%).

Это продемонстрировано на диаграмме № 1.

 

• 

Также большинство солдат, высказавших желание служить (½), имеют средний уровень поведенческой регуляции. Уровень выше и ниже среднего встречается в равной степени у ¼ солдат.

• 

Большая часть солдат (85%) имеют средний уровень коммуникативного потенциала, уровень ниже среднего имеют лишь 5%.

• 

Большинство солдат (67%) имеют средний уровень моральной нормативности, однако 24% имеют уровень ниже среднего.

• 

Большинство солдат имеют проявления дезадаптационных нарушений в пределах допустимой нормы — 64%, у 32% тестируемых отсутствуют признаки дезадаптаци-онных нарушений, у 4% все же имеется значительная выраженность.

Результаты показаны на диаграмме № 2.

 

• 

Большинство имеют проявления астенических реакций в пределах допустимой нормы.

• 

У 9% респондентов отмечается значительная выраженность психотических реакций. Также следует отметить, что у 13 из 27 солдат, психотические реакции которых проявляются в пределах нормы, имеют значение в пределах нижней границы нормы.

Обсуждение результатов

Нами было рассмотрено стремление к нанесению татуировки как компенсаторному механизму при сложностях адаптации. В условиях армейской службы из всего разнообразия способов модификации собственного тела доступны только необратимые, такие как татуирование, шрамирование, вживление инородных предметов.

В исследовании на втором этапе принимали участие военнослужащие, высказавшие желание нанести татуировку, которая часто не связана по своему смыслу с несением службы. Это звучало в репликах как «что-нибудь…», «что угодно…» и т.д. Такая неконкретность свойственна для состояний тревожности, неопределённости и проявилась в снижении личностного адаптационного потенциала и дезадаптационных нарушениях. Следовательно, можно сделать вывод о том, что военнослужащие, принявшие решение нанести татуировку, уже компенсированы, то есть для них конкретизировался «объект» напряженности и появилась возможность справиться с ним на символическом уровне. Именно поэтому чаще всего делают татуировки с изображением тотемных или мифических животных, отражающих определённые характеристики и желаемые качества.

Таким образом, психологический механизм инверсии — превращения отрицательных эмоций в положительные — в изучаемом контексте будет следующим:

• 

на первом этапе военнослужащий проявляет признаки высокой тревожности, снижения личностного адаптационного потенциала;

• 

в дальнейшем происходит кристаллизация «объекта». Функции «объекта» могут выполнять: отношения с другими военнослужащими, условия несения службы, личностные особенности командира подразделения, в котором служит молодой человек, требование подчиняться, личностные особенности самого военнослужащего (например, неуверенность), особенности военной специальности;

• 

принятие решения о нанесении татуировки, которое теперь носит компенсаторный характер.

Выводы и практические рекомендации

По результатам проведённого исследования была описана группа риска, то есть характеристики тех военнослужащих в период срочной службы, которые высказывают желание нанести татуировку. К таковым относятся сниженный личностный адаптационный потенциал, сниженная поведенческая регуляция, снижение моральной нормативности, выраженность астенических или психотических реакций, выраженная дезадаптация. Некоторые из этих показателей могут сдвигаться на нижнюю границу нормы по мере разворачивания механизма инверсии, то есть превращения отрицательных эмоций в положительные.

Полученные результаты могут быть использованы в качестве дополнительного критерия выявления психического состояния солдата в период адаптации к срочной службе. Также могут быть положены в основу разработки психокоррекционных программ для преодоления трудностей в период адаптации в условиях срочной службы.

Таким образом, изучение различных аспектов нанесения татуировки военнослужащими срочной службы и юношами призывного возраста очень актуально. Знания об этом феномене дадут возможность разрабатывать разнообразные программы по профилактике неэффективных форм преодоления кризисов и формированию стратегии для их конструктивного прохождения более адресно.

 

Литература

1.   Борохов А. Многоосевая классификация татуировок для интегральной оценки проявлений психопатологии личности носителя. Часть 2 // Медицинская психология в России. – 2018. – T. 10, № 3. – C. 10. doi: 10.24411/2219-8245-2018-13100

2.   Змановская Е.В. Девиантология (психология отклоняющегося поведения): учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. – М.: Академия, 2003. – 288 с.

3.   Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В., Шпикс Т.А. Психодинамические механизмы аддикций: монография. – Saarbrucken, Germany: LAP LAMBERT, 2011. – 188 с.

4.   Наенко Н.И. Психическая напряженность. – М.: Изд-во Московского Университета, 1976. – 112 с.

 

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.923:355.25

Малеева С.Ю., Руденко Д.Б., Яблокова Д.С. Феномен татуирования у военнослужащих как один из компенсаторных механизмов в условиях срочной службы // Клиническая и медицинская психология: исследования, обучение, практика: электрон. науч. журн. – 2019. – Т. 7, № 2(24) [Электронный ресурс]. – URL: http://medpsy.ru/climp (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

 

Портал medpsy.ru

Предыдущие
выпуски журнала

2019 год

2018 год

2017 год

2016 год

2015 год

2014 год

2013 год

Яндекс цитирования Get Adobe Flash player