О журнале
Научно-редакционный совет
Приглашение к публикациям

К 65-летию со дня рождения доктора психологических наук, профессора Ирины Михайловны Никольской

Кокоренко В.Л. (Санкт-Петербург, Россия)

 

 

Кокоренко Виктория Леонидовна

Кокоренко Виктория Леонидовна

кандидат психологических наук, доцент, доцент кафедры психотерапии, медицинской психологии и сексологии; федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова» Министерства здравоохранения Российской Федерации, ул. Кирочная, 41, Санкт-Петербург, 191015, Россия. Тел.: 8 (812) 303-50-00.

E-mail: vkokorenko@yandex.ru

 

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Больше трех лет прошло с момента ее ухода из жизни. Из жизни ее и нашей, многих людей, для которых Ирина Михайловна была близким человеком, другом, коллегой, психологом, учителем. Подутихла острая боль утраты, при упоминании о ней паузы уже не такие длинные — жизнь идет своим чередом. Но и теперь личность и образ Ирины Михайловны продолжают оставаться значимыми и знаковыми. В сложных ситуациях, личных и профессиональных разные люди чувствуют потребность и необходимость в обращении к ней — ее опыту, мыслям, поступкам, идеям. Все так же на информационном портале «Медицинская психология» ее портрет, ей посвящают новые книги и включают ее материалы во вновь издающиеся, ее авторские методы и рекомендации используют в работе специалисты, а коллеги и ученики все чаще говорят о необходимости осмысления и продолжения ее идей для развития медицинской психологии, творческого сохранения и передачи ее опыта в психологической практике. В расписании курса «Медицинская (клиническая) психология» 4 марта 2020 года стоит тема «Метод серийных рисунков и рассказов И.М. Никольской». Это ЕСТЬ и еще БУДЕТ.

Один из ее друзей говорил: «Без Ирины Михайловны весна не начинается» — это об ее дне рождения, 4 марта.

В начале Весны хочется чего-то очень живого, эмоционального, теплого, со звуками и запахами. Чтобы чувства оттаивали, оживали…

Может Воспоминания об Учителе — это то, что надо?..

Виктория Кокоренко

 

МЫ ЕСТЬ ДРУГ У ДРУГА С ЕЕ ЛЕГКОЙ РУКИ

Что сказать о человеке, который был в твоей жизни 20 лет? И — КАК сказать? В первую и главную для меня очередь — был Учителем. Такая редкость в наше время — отношения «Учитель—ученик». Да и что оно такое — эти отношения? Встреча, чувствование, потребность друг в друге, какое-то дело вместе, дверь в жизни друг друга, открывающаяся в обе стороны, ощущение присутствия и места человека в твоей жизни, ориентировка на него…

«Я — ученица Никольской». Слова, говоримые мной не единожды разным людям в разных ситуациях. О взаимоотношениях «Учитель—ученик» мы с ней говорили время от времени. Я говорила: это Вы меня воспитали, она отвечала — нет, Вы сами воспитались. Я спрашивала: почему у меня это не прорастает? Вот ведь и дипломники есть, и я как-то настроена, и люди интерес проявляют, и… нет. Она задумывалась: а у меня сейчас тоже как-то этого нет, это ведь вы все тогда… какой-то такой период был…

Я — ее ученица — не одна. На свое 60-летие она собрала нас за одним столом, такое впечатление, что вслушивалась и всматривалась в каждую и во всех вместе. Но сейчас о ней я хочу говорить от себя и своим голосом.

С ее ухода прошло не так много времени. Но уже сейчас за дымкой воспоминаний сложно разглядеть реально бывшее объективное в своей вполне реальной субъективности. Я хочу услышать ее голос, наш с ней долгий разговор о многом и разном, хочу не дымки, а отражения…

Письма. Самое раннее, что нахожу в почте — 2011 год. Просматриваю — дела, вопросы, события, даты, темы рабочие и личные. Вижу, как из года в год есть неизменное и повторяющееся, и есть идущее к изменениям, с которыми трудно быть прежним.

Она говорила, что отношения всегда развиваются волнообразно.

Письма. Отбираю, перечитываю, выстраиваю в некий порядок. Что-то очень близкое от нее во всем этом…Что? Ловлю — ее метод серийных рисунков и рассказов. Она много работала с письменной речью, определение, цитируемое ею, даже не надо вспоминать «Письменная речь — это особый способ порождения мысли и сознания». Каждое письмо — это рассказ, в котором чувства и смыслы, живая ткань отношений. Рисунками к этим письмам-рассказам будут мои комментарии.

Письма. Строчка за строчкой. Погружаюсь, и только слезы временами позволяют удержать ватерлинию и не утонуть.

Письма. Личная переписка, конфиденциальность, этика. Границы приватности. Что может быть открыто в публичное пространство? Уверена, знаю, что каждый, кто пишет свои воспоминания, думает и определяет эту границу. Я для себя — определила, но хочу свериться с Ириной Михайловной. На обложке книги «Семейный диагноз и семейная психотерапия» ее портрет и психологическое кредо «Принятие и ответственность». Я эту ответственность принимаю.

20 лет в моей жизни Ирина Михайловна Никольская была.
Продолжает быть.

 

(04.03.12   В. Кокоренко — И.М. Никольской)
Здравствуйте, дорогая Ирина Михайловна!
Кажется, что в последние минуты 4 марта я все-таки успеваю поздравить Вас с днем Вашего рождения!
Поздравляю!!!
Самые искренние и теплые пожелания: конечно, здоровья, чтоб на все и на всех хватало, новых идей и планов, работы, приносящей удовлетворение, Весны и тепла, радости от отдыха на даче и плодов оттуда же!
Благополучия и достатка в новом доме!
С днем (и ночью!) рождения! Ура-а-а!

С любовью и уважением, Вика

Новый дом — новая квартира ДВОИХ, СУПРУГОВ — Андрея Вениаминовича и Ирины Михайловны. Светлый и просторный, приветливый к тем, кто в него был вхож. Их прежняя маленькая квартирка, как калейдоскоп, рассыпается мелкими цветными стеклышками — дочь Саша — школьница, сын Миша — студент мединститута, пёс Рудик и кот Гоблинька, Андрей Вениаминович (руки в карманах), выходящий к нам на кухню… За чаем на этой кухне было решено писать мою кандидатскую…

(28.03.11   В. Кокоренко — И.М. Никольской)
Добрый вечер, Ирина Михайловна!
Вот какая у меня красота на окне. Пусть эти нарциссы и тюльпаны принесут нам скорее тепло и солнечное настроение!

Гордая Вика

(29.03.11   И.М. Никольская — В. Кокоренко)
Вика,
спасибо за поздравление с весной. Действительно, красота, сразу улыбаться хочется, и мечтать о прекрасном.
Кто о чем, а я о делах.
Напоминаю просьбу — пожалуйста, отошлите с Мальвиной свои авторефераты в журнал "Медицинская психология в России".
Спасибо.

Всего самого доброго и весеннего,
Ирина Михайловна

Занимаясь «делами», очень просто и буднично, она делала то, о чем говорят все — протягивала нити от человека к человеку, связывала знакомых и незнакомых людей друг с другом. Радостно узнавала в какой-то момент («Так вы общаетесь?..»), что после звонка, встречи, поручения, какого-то дела, те, кто связался через нее, взаимодействовать продолжают уже без нее, и из этого дальше еще что-то развивается и вырастает. Мальвина, Инна, Галя, Ирина, Таня, Оля, Лена, Марина, Игорь, Николай, Анатолий, Александр… Имена, люди, институты, организации, конференции, журналы, комиссии, советы… Что это? Талант, способность, профессия, умение? Я не знаю ни одного человека, через которого люди бы так СОВПАДАЛИ. Это работает до сих пор…

(04.01.12   И.М. Никольская — В. Кокоренко)
Вика, добрый вечер.
Вы — супер! Единственная, кто прислал мне главу из всех многочисленных авторов. Но я так и думала, что Вы будете первой.
Дальше буду ждать материалы от Г-ой и Б-ой.
А еще говорите о снижении работоспособности и отсутствии воли.

Я материал по диагонали просмотрела, комментарии прочла и с Вашими рассуждениями в целом согласна.
Буду думать.
Вопрос — программу С-ой по коррекции материнско-детских отношений Вы принципиально не включили? даже в Приложение?
Мне вообще показалось, что результатов из диссертации С-ой — мало. Почему?

Я, в отличие от Вас, свою статью на конференцию в академию
только еще обдумываю, написала всего два абзаца.
Но верю, что возьму себя в руки.
Я с конца декабря каждый день гостей принимала, сегодня впервые мы с Андреем Вениаминовичем вдвоем.
Так что медленно после марафона на кухне прихожу в себя…

Еще раз большое спасибо.
С самыми теплыми чувствами,
Ирина Михайловна

(06.04.12   В. Кокоренко — И.М. Никольской)
Еще раз добрый вечер!
Прошу извинить, что только сейчас посылаю статью. Я это только что написала, после Вашего звонка, видите, на какие подвиги Вы меня вдохновляете:))) Не знаю, как это подойдет к Вашим идеям.
В сборник я посылала совсем другой материал, и для совместной статьи мне он показался не подходящим.
А если и совсем честно-честно, то моя профессиональная совесть не позволила мне посылать Вам хорошее и любимое мною, но старое и переработанное к этому случаю.
Спасибо за вдохновение!

В этой статье я описала свой опыт использования фольги как материала для арт-терапии.

(07.04.12   И.М. Никольская — В. Кокоренко)
Вика, добрый день. Надо сказать, что Вы меня с «фольгой» проблематизировали…
Посылаю то, что получилось. Если Вы с этим вариантом согласитесь, пожалуйста, откорректируйте текст окончательно. Надо ли прилагать список литературы?
Можно включить 3-4 ссылки.

С уважением и добрыми пожеланиями,
Ирина Михайловна

Через несколько лет после того, как я ее «фольгой проблематизировала», я с удивлением услышала от нее, как она использует фольгу в своей консультативной и психотерапевтической практике. Давая клиенту задание сделать из фольги образ «Я» в начале работы и через несколько встреч, отмечала, как динамика становилась зримой и осязаемой. От маленького в размерах диффузно-абстрактного образ менялся к впечатляюще-выразительному, конкретному, с четкими границами и дифференцированными характерис-тиками. Она УЧИЛАСЬ. ПЕРЕНИМАЛА от других то, в чем видела ценность и пользу. Нет лучшей оценки для ученика, как увидеть, что Учитель использует что-то, разработанное тобой.

(11.10.12   И.М. Никольская — В. Кокоренко)
Вика, добрый день.
Я опять к Вам с «дурацкой» идеей — просьбой.
Мы теперь готовим статьи в петербургский выпуск журнала "Вопросы психического здоровья", в том числе, посвященного юбилею кафедры. Вы в нем уже два раза публиковались.
У меня чувство вины из-за того, что Вы мне год как прислали главу в пособие по семье, а материал из-за моей занятости лежит мертвым грузом.
Может быть, Вы на основе этого материала подготовите в спецвыпуск лекцию с условным названием «Психологические характеристики семей, воспитывающих детей с двигательными и сенсорными нарушениями (лекция)»? Я Вам прикрепляю ее план с опорой на Ваш материал из той главы. Объем — до 15 страниц.
Очень бы хотелось, чтобы в лекции также были отражены Ваши диссертационные материалы (отношение к родителям) и Ваша компетентность в области специальной психологии. Еще прикрепляю свою презентацию по клинической психологии семьи — как теоретический конструкт.
Срок, к сожалению, маленький — до 20—25 октября.
Вика, если вы по каким-то причинам не сможете откликнуться — я не обижусь.

С симпатией и уважением,
Ирина Михайловна

(28.10.12   В. Кокоренко — И.М. Никольской)
Здравствуйте, Ирина Михайловна!
Это Вам спасибо за то, что меня продвигаете и открываете для меня новые перспективы! Большинство моих результатов вообще связанно с Вами, Вашими рекомендациями и тем, что Вы меня привлекаете к решению каких-то задач.

(12.03.13   В. Кокоренко — И.М. Никольской)
Добрый вечер, Ирина Михайловна!
Не могли бы Вы сообщить конкретнее регламент работы на конференции, примерно во сколько планируется круглый стол? У меня только общая информация — регистрация и пленарное с утра. У нас с 21 начинаются защиты дипломов, я могу спланировать в какой день сидеть в комиссии.

Из новостей: сегодня меня прокатили на Ученом совете относительно отправки документов в Москву на ученую степень доцента по кафедре. Подробностей пока не знаю, но из коротких реплик ученого секретаря — «отложили» под предлогом того, что в списке работ есть находящиеся в печати (хотя именно она сказала мне их вписать — «ну, мы же еще в Москву не посылаем…»). На мой вопрос, а что, разве 45 уже опубликованных недостаточно, был ответ — ну, значит, недостаточно, к тому же, на совете сказали, что вы должны писать работы в нашей сфере (???), а не «для студентов» (я уж не знаю, это камень в сторону изданного в Москве учебника по социальной работе, что ли…).

Всего хорошего, Вика

(13.03.13   И.М. Никольская — В. Кокоренко)
Вика, добрый день.
Программу отослала.
Относительно доцента — испытала раздражение и полное непонимание.
Мне всегда казалось, что каждый ВУЗ заинтересован в повышении статуса своих преподавателей, а тут какая-то совершенно странная ситуация.
Акция направлена против Вас лично? Заведующего и его кафедры? Или это шкурный страх чиновников за свое благополучие в связи с неясным статусом образовательного учреждения и рекламациями в его адрес со стороны ВАК?

Сочувствую и люблю,
Ирина Михайловна

(13.03.13   В. Кокоренко — И.М. Никольской)
Добрый день, Ирина Михайловна!
Спасибо за сочувствие и поддержку. Ответить на вопросы «против кого» вразумительно не могу, просто не знаю конкретики, и на самом совете не была, не пригласили, а рваться без приглашения у нас не приветствуется.
За программу конференции спасибо, я планирую быть весь день, очень хочется послушать что-то из другой сферы, а то все отчеты пишу.

До скорой встречи, Вика

(14.12.13   И.М. Никольская — В. Кокоренко)
Дорогая Вика, здравствуйте.
Рада хорошим известиям: что Вы завершили статью, написали программу для ЦВЛ.
Самая замечательная новость — что Вам присвоили звание доцента. Поздравляю от всей души!
В методике про успех меня все устраивает.
Прошу Вас и И. к завтрашнему вечеру согласовать окончательный вариант анкеты.

С пожеланием успехов,
И.М.

(09.09.13   И.М. Никольская — В. Кокоренко)
Дорогая Вика, большое спасибо.
Как прошли «римские каникулы» и как обстоят Ваши дела?
Я только вчера вернулась из Сумгаита и сейчас пытаюсь войти в работу.

С добрыми пожеланиями, Ирина Михайловна

Ну, какие дела?» — эта фраза звучала каждый раз вместе с налитой чашкой чая в рабочем кабинете на кафедре, у нее дома, на встрече в кафе. Это был вопрос про все — что на работе, что дома, как семья, как сама… Может быть, наше сближение после защиты диплома началось с этого ее вопроса и моего ответа «Переехали в другую квартиру, сын пошел в первый класс, умерла мама, жить совершенно невозможно…». Она сказала: «Вика, давайте Вы напишете статью по материалам своего диплома в «Психологическую газету». Это была моя первая статья.

(04.03.14   В. Кокоренко — И.М. Никольской)
Добрый день, дорогая Ирина Михайловна!
Я сегодня забыла дома телефон, поэтому живым голосом смогу поздравить Вас только вечером из дома.
НО, на всякий случай — еще и почтой!
Поздравляю Вас с днем рождения!
Мы в последнее время нечасто видимся и говорим, и я сейчас не очень представляю, чем конкретно наполнена Ваша жизнь, поэтому сложно сориентироваться в пожеланиях. Но я подумала, что могу в качестве пожеланий предложить Вам своеобразный «сертификат» сроком действия на 1 год. Он дает владельцу по его выбору: три неких желаемых психоэмоциональных состояния, два значимых события, 5-6 жизненных ситуаций, решаемых конструктивно и целесообразно для Вас, а еще — несколько вариантов отношений, которые можно складывать как мозаику, по-разному, в разные узоры, орнаменты и картины жизни.
Здоровья, радости и тепла!

Обнимаю, Вика.

(16.03.15   В. Кокоренко — И.М. Никольской)
Добрый вечер, Ирина Михайловна!
Вчера уже по дороге домой думала про то, что Вы сказали об апрельском Положении о докторантуре. Сегодня его прочитала. Впечатляет…
До этого мотивация была — сделать себе подарок к 50-летию:))), а сейчас и вовсе…
Сразу хочется послать все по известному адресу и утешиться тем, что для реставрации ореховой рамы и изготовления шляп направление руководителя организации не требуется:)))

(16.03.15   И.М. Никольская — В. Кокоренко)
Дорогая Вика, я, когда его прочла, тоже очень расстроилась. Утешаю себя только тем, что все очень быстро меняется.
Ведь диссертация у Вас пока не сделана, и потому все еще может быть по-другому.

До встречи на конференции,
И.М.

10 лет с защиты кандидатской отмечены доминантой поиска/выбора темы докторской. Продолжать кандидатскую тему я категорически отказалась, а мои упорные попытки найти тему «головой» не находили у нее отклика. Она говорила: «Это не кандидатская, тема должна вызреть, родиться…». Мы обе знали, что она могла дать мне два десятка тем. Но НЕ ДАВАЛА. Просто ЖДАЛА (а это очень непросто). Какое-то время назад она послушала тему, идеи, проблематику и коротко сказала: «А оппонентами мы возьмем … из М. и … из К.»

(07.08.15   В. Кокоренко — И.М. Никольской)
Добрый день, Ирина Михайловна!
Узнала, что Вы вернулись из поездки. Хотела бы просить Вас о встрече, как у Вас будет время и возможность. Готова приехать, куда удобно. Много есть всего обсудить и посоветоваться, включая новые планы, вдруг они и Вас заинтересуют.

Всего хорошего, Вика

Поездки… Рига, Таллинн, Минск, Иркутск, Кострома, Ярославль, Бишкек, Грозный, Беслан, Сумгаит… Ездила, уставала и ехала снова. Каждая поездка — это не только РАБОТА, это снова и снова понимание — КАК и ЧЕМ живут люди. Сколько бы сил ни отнимала работа, всегда — живой интерес к тому, что вокруг — город, культура, традиции, природа. Каждая поездка на столе — «коровка» из Вильнюса, шоколад из Таллинна… «Возьмите конфетку, ее надо съесть».

(19.11.15   И.М. Никольская — В. Кокоренко)
Вика, здравствуйте.
Главная новость — Саша вчера родила сына Андрюшу. Поживаю «крайне активно». Теперь будем ждать выписки и адаптироваться.
Работы — «средне».
Я готова написать раздел про кризисные ситуации.
Если уже есть примерное оглавление — пришлите, пожалуйста.
Можем встретиться, чтобы все совместно обсудить (после 25 ноября).
Как Ваши дела и самочувствие?

С добрыми пожеланиями,
И.М.

Саша. То рядом за чаем на кухне, то где-то в путешествиях, то учится, то с подругами гулять ушла… Но часто — в словах Ирины Михайловны, в оценках, в примерах. Кажется, что напрямую мы с Сашей толком никогда и не общались. Но откуда что берется?.. Голос, встреча, взгляд — доверие без меры и близость без разбега. Теперь — если нужен кто-то и не понять кто — это точно ОНА.

(19.11.15   В. Кокоренко — И.М. Никольской)
Добрый день, Ирина Михайловна!
Поздравляю с прибавлением всю вашу большую семью и, конечно, родителей и сестричку Андрюши!
С удовольствием — насчет встречи после 25.
Оглавление — что есть — подчищу и пришлю. Кризисные — вот как-то сразу мысль, что, наверное, только в книгу для родителей, а потом начинает крутиться в голове, что, может, очень ценным было бы что-то похожее и для самих подростков (само понятие, что есть такие ситуации, называемые кризисными, с чем они связаны, что может происходить…). Сложная задача, конечно.
Сроки — 2-3 месяца (если это реально).
По форме изложения — хочется (мне) какого-то баланса между научным уровнем и доступностью для восприятия человека «среднего» (по образованию, культуре, материальному и социальному уровню, уровню развития мышления и личности...), без запугивания и поучений, разговора, диалога, размышления на значимую тему с читателем/собеседником, предложения ему своего опыта понимая жизни с детьми и жизни детей…)
Не знаю, насколько все это реалистично:)))
По объему — буду прикидывать (в том числе и по другим авторам), к встрече — сориентируюсь.
Если вдруг вас заинтересует, что говорили сами дети и подростки, когда мы с ними «разрабатывали» содержание будущих книг, могу дать «статью», которую я написала для сайта, не научная, но мысль и направление может дать.

Она НЕ ЧИТАЛА того, что пишут другие, если планировала писать сама. Я удивлялась, а она говорила: «Я тогда ничего не напишу». Однажды сообщила «Вчера закончила писать книжку. Утром просмотрела, разозлилась, уехала на дачу и выкосила всю траву. Приехала домой и стала все переделывать заново».

(15.02.16   И.М. Никольская — В. Кокоренко)
Вика, здравствуйте.
Как Вы, ваше самочувствие, настроение и ситуация?
Я месяц назад сломала руку, поэтому ничего не делаю.
Сожалею, что не выполнила свое обещание по главе в Вашу книгу для родителей.
Надеюсь на лучшее в будущем.

С добрыми пожеланиями,
Ирина Михайловна

(15.02.16   В. Кокоренко — И.М. Никольской)
Добрый день, Ирина Михайловна!
Поправляйтесь, берегите себя и не переживайте по поводу главы в книгу. Написавших вообще пока только двое.
Я в порядке, много работы, самочувствие — без особых проблем, даже не поучаствовала в гриппе, хотя много народу вокруг болеет, приходится подхватывать что-то и выходить на замены. Настроение — в ожидании тепла и весны.

Всего хорошего и здоровья!
Вика

(04.03.16   В. Кокоренко — И.М. Никольской)
Дорогая Ирина Михайловна, с днем рождения!
Желаю здоровья, радости и весны!

Всего самого доброго!
Вика

(05.03.16   И.М. Никольская — В. Кокоренко)
Дорогая Вика,
спасибо за поздравление.

С наступившей весной и новыми надеждами,
И.М.

(06.07.16   В. Кокоренко — В.А. Урываеву)
Здравствуйте, Владимир Анатольевич!
Мы с Вами знакомы заочно по публикации в журнале. Я — ученица Ирины Михайловны Никольской.
Вчера мне позвонили и сообщили, что в ночь с 4 на 5 июля Ирина Михайловна скончалась.
Не верится до такой степени, что сегодня весь день думаю, а вдруг — ошибка, как же, не может этого быть…
20 лет она меня вела в профессии, науке и жизни. От диплома до чего-то, что еще только будет…
61 год — это почти ни о чем… И — столько всего — семья, пятеро внуков, доктор наук, ученики, друзья, коллеги, книги.
Так было важно и защищенно, что она есть, ей можно позвонить, встретиться.
Благодаря ей — многие и многое состоялось.
Плачу. Вспоминаю. Живу.

Виктория Леонидовна Кокоренко,
к.психол.н., доцент
Санкт-Петербург

(08.07.16   В. Кокоренко — М. Никольскому)
Миша, здравствуй!
Прими, пожалуйста, мои соболезнования! От многих учеников Ирины Михайловны. Пусть она нас простит, кто не сможет прийти ее проводить в воскресенье. Мы были на связи с Сашей. Договорились, что придем к Ирине Михайловне и домой, когда все вернутся в Питер. Мы очень хотим сидеть вместе и разговаривать о ней.
Все плачут, пишут и звонят друг другу.
Все, кто знал, уважал и любил, говорят, что это личная потеря для каждого.
Для меня — это последние 20 лет моей жизни, связанные с ней. У меня многое состоялось благодаря ей. И я сама — такая, какая сейчас в профессии, науке и в жизни — тоже благодаря ей.
Пожалуйста, передай Андрею Вениаминовичу соболезнования и слова поддержки.

Обнимаю, Вика

(07.07.16   В. Кокоренко — И. Маргошиной)
…не надо ехать сейчас, правда… Мы с Ириной в один голос проговорили, что Ирина Михайловна этого бы не одобрила.
Мы с Сашей договорились, что все приедут, созвонимся, придем к ним домой и будем сидеть и говорить о ней. Это всем так важно.
Это горе будет долгим. Пусть мы будем — второе дыхание, когда тем, кто будет с ней сейчас, надо будет передохнуть.

Плачу и обнимаю.
Мы есть друг у друга с ее легкой руки.

Так много писем в эти несколько дней в разные города с такими похожими словами… В них — всё. И что-то еще…Что? СОВЛАДАНИЕ. Совладание с переживанием утраты близкого. Об этом её последняя книжка…О нас…НАМ.

(07.07.16   В. Кокоренко — Е. Паньковой, В. Кокоренко — И. Маргошиной)
Только что разговаривала с Сашей.
Все в воскресенье.
Поминать планируют дома, Андрей так хочет, говорит, как-то люди разместятся, кто, сидя, кто стоя. Главное — дома, где они всегда всех принимали.
Саша говорит, что всем сегодня чуть стало легче, когда все объяснили. Конечно, у всех было ощущение, что не уберегли, что что-то пропустили, недосмотрели. …Усталость — почти единственный симптом, это сердце уже не справлялось. Это могло быть вообще в любой момент.
Она вернулась из Киргизии, всем навезла всяких подарков, детям чудных игрушек и настояла, чтобы приехать к Саше, гуляли, разглядывали подарки, пили чай. Потом Мишу с детьми позвала к себе для того же перед отпуском. Потом все уехали в отпуск, а они с Андреем на дачу, с которой она в понедельник вернулась домой. Дальше — все случилось.
Т.е., она все сделала, как всегда — как надо, завершила каждодневное важное. Саша говорит, мы бы без нее никогда не разобрались со всеми этими подарками — кому что.
Говорили об ИМ.
Саша — молодец. Сама все понимает, размышляет, обстоятельно объясняет, благодарит за поддержку. Говорила, что сегодня смогла заплакать с утра, думала, что «…что же это — никакого утешения. И вот Вы, Вика, со своим разговором о маме со словами, что я так на нее похожа…» и точно — дочь Никольской.
Это правда. По силе, по мужеству, которое слышно в голосе, по типу реагирования, по широте души, которой не жадно своей матери для других людей, потому что всегда матери хватало. И сейчас — не закрыться в своем горе, а каждый, кто знал, уважал и любил из этого горя отхлебнет…

Давай, дорогая, по глотку, если есть что…

(17.10.16   В. Кокоренко — Е. Паньковой)
Лена, дорогая, привет!
Уже неделю как вернулась из Москвы, а письмо написать некогда или сил на это уже нет. Чемодан до сих пор стоит не разобранный до конца…
Много работы, кручусь, бегаю, сижу дома за компьютером.
Д. говорил, что вы созванивались, возможно, ты в курсе, что я по приглашению кафедры пришла туда на место ИМ. Когда мне предложили, я подумала, что у жизни есть чувство юмора: дважды за 10 лет я хотела там работать и оба раза — нет. А сейчас, когда мне, кажется, это уже вовсе не надо — пожалуйста…
Про место — как-то во всех смыслах… Сейчас уже попривыкла, а еще некоторое время назад для меня это было непросто. Рабочий стол, бумаги, портрет над столом, табличка на двери, кошелечек со всеми рабочими ключами (Саша мне захотела их отдать), цветы на окне, чашки в шкафу… — все это ЕЁ. Пришла я в кабинет, одна, думаю, надо с чего-то начать — давай стол рабочий протирать, что-то в порядок приводить, а рядом на шкафу календарь висит (где красненькое окошко на числа передвигается), давно забытый на всяких старых датах 2015 года, смотрю — декабрь, и окошко стоит на числе 22. Мой день рождения. Могло стоять любое число. Но стоит это.
И так всё.
Клиенты, которых направили бы к ней, идут ко мне. Я ведь раньше не консультировала, без того работы хватало. Начала.
Дважды выходила работать в большой университет на факультет психологии — святая святых, для преподавателей — мечтать дальше некуда.
Ощущение — она своим уходом открыла для меня новые возможности. Она всегда именно это делала — открывала мне возможности, которые двигали меня вперед (диплом, все статьи, большинство моих мест работы, люди, конференции, диссертация — через нее. И Рига, конечно…).
Когда-то я со студентами делала такой творческий проект «Ключи от будущего» (когда-нибудь расскажу и покажу). Саша передала мне ее ключи, у меня в голове сразу все соединилось — ключи от будущего. Моего. Кафедры. Ее темы. Какого-то будущего еще…

На кафедре мне все рады, каждый по-своему об этом сказал и мне кажется, что — искренне.
Когда мне только сказали (еще летом) — приходи работать на кафедру, и в сентябре, когда меня поднакрыло этими переживаниями, я всем говорила, что «ЕЁ никто не заменит, и место ЕЁ никто не займет, я — не она»… Мне несколько раз говорили «как вы похожи… вот прямо её интонации… её жесты… её… ». Так что процессы осмысления и обретения собственной идентичности — в полный рост.

С Сашей созваниваемся, разговариваем подолгу о многом. Она говорит, что «как-то стабилизировалась и все мало-помалу налаживается».

Пиши, обнимаю, Вика

(17.04.19   В. Кокоренко — И. Коломиец)
Ира! Хочу сказать, как я благодарна тебе, за то, что включаешься и откликаешься на "мой запрос". Ценю это безмерно, так как нуждаюсь в этом и получаю это. По сути — ты сейчас делаешь то, что часто делала Ирина Михайловна для меня — помогала понимать, ориентироваться, чтобы грамотно поступать, сохраняя и сохраняясь. Я вижу, какая динамика идет в тебе в связи с осмыслением того, что было и как было и как на это накладывается восприятие и осмысление того, что происходит сейчас и как именно происходит. Во мне тоже эти процессы идут. Мне так важно, что ты понимаешь то, что другие не чувствуют и не так понимают (видимо — не так как я, как надо мне). Про пространство для работы (среду) я уже говорила, но ты сегодня сказала еще и про ВРЕМЯ. Именно из-за ВРЕМЕНИ я отозвала с публикации написанные и отосланные воспоминания об Ирине Михайловне. Я их писала "почти кровью" в конце января, сроки (а как же!), для публикации к ее дню рождения 4 марта. Писала, рыдала, в ночь накануне сдачи отослала Саше со словами "Скажите да или нет. При любом Вашем нет без объяснения причин, я не посылаю". Прошел март. Тишина. Написала в журнал письмо с вопросом. Оказывается, решено издать к годовщине смерти, к июлю. 2 недели что-то во мне происходило, я все время возвращалась к этому, что-то не так, не понимаю… И все время в голове — март… июль… время… Через 2 недели я попросила редактора не публиковать вовсе. Он очень сожалел, говорил, что там так замечательно написано, почему… Кажется, я что-то пыталась объяснять. То, ЧТО там написано и КАК написано — было написано и могло быть прочитано только в марте. Не в июле. В чем разница? Я не могу и не хочу написанным заставить людей, читая, пережить эту боль еще раз. Июль, лето, отпуск, солнце, трава, жизнь. Она сама никогда бы так не сделала. Я помню ее фразу по поводу какого-то выездного семинара по защитам и совладанию летом: «я приперлась в костюме и туфлях, а там жара и народ в шлепках на босу ногу. Какооое там совладание!..»
Мы вообще чаще стали ее упоминать сейчас, обращаться к неким вещам, с ней связанным. Понятно. Но и некоторые вещи "сами" вдруг напоминают. В группе февральской была дама из какого-то медцентра. Работала, слушала внимательно, говорила немного. Все хорошо, все темы прошли, последний у меня "Метод серийных рисунков и рассказов". Ну, теория, потом иллюстрация примеров из моей практики работы эти методом, разбираем, смотрим, обсуждаем. В конце занятия от нее: «Я знала (училась) у Ирины Михайловны, слушала ее про этот метод, вот сегодня шла и думала, как это будет в ДРУГОМ изложении. Достойно. Вижу — ученица Ирины Михайловны».
Меня впечатлило. Я, знаешь, как-то стала забывать про это. Не то, чтобы "забыла", просто работаешь и работаешь, когда хорошо, когда как получается. А люди смотрят. И видят. Про это я говорила (ценности и целостность) — что я хочу сохранить и развивать, чтобы это жило. Но тебе это объяснять не надо, было бы иначе — ничего этого я бы сейчас не писала. Ценности живы, пока есть люди, которые их разделяют и реализуют.
Не знаю, как будет дальше, но мне важно, что ты есть и ценно то, что ты мне даешь. Я хочу, чтобы ты знала — где, когда, как, для чего — я для тебя ЕСТЬ.

Обнимаю!

(04.03.20   В. Кокоренко — И.М. Никольской)

С днем рождения, дорогая Ирина Михайловна!

 

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.9(092)

Кокоренко В.Л. К 65-летию со дня рождения доктора психологических наук, профессора Ирины Михайловны Никольской // Клиническая и медицинская психология: исследования, обучение, практика: электрон. науч. журн. – 2020. – Т. 8, № 1(27) [Электронный ресурс]. – URL: http://medpsy.ru/climp (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

 

Портал medpsy.ru

Предыдущие
выпуски журнала

2019 год

2018 год

2017 год

2016 год

2015 год

2014 год

2013 год

Яндекс цитирования Get Adobe Flash player