Ильон Я.Г.

 

Вернуться на главную страницу
О журнале
Редакционный совет
Приглашение к публикациям

Об аддиктивных констелляциях

Навайтис Г. (Вильнюс, Литва)

 

 

Навайтис Гедиминас

Навайтис Гедиминас

–  доктор социальных наук (психология), академик Академии педагогических и социальных наук; 4-й Рощинский пр-д, 9a, Москва, 115191, Россия. Тел.: 8 (495) 954-30-35;

–  профессор; университет имени Миколаса Рёмериса, ул. Атейтиес 20, Вильнюс, LT- 08303, Литва. Тел.: +37067176888.

E-mail: navaitis@mruni.eu

 

Аннотация.

Цель исследования: изучить взаимосвязь между различными видами поведения, имеющими признаки зависимости (лудомания, табакокурение, употребление алкоголя). Выяснить, имеют ли конкретные аддикции только им свойственные причины и пути формирования, или же их отличают взаимосвязи.

Методы исследования: количественный метод — репрезентативный опрос жителей Литвы. Вариант опроса — интервью в доме респондента. Качественный метод — дискуссионная группа для изучения проблемных случаев азартных игр и проблемных игроков.

Результаты и выводы: данные проведенного исследования показывают, что в группе респондентов, тративших деньги на азартные игры, соотношение курящих и не курящих табак составило 1:1,87, а в группе людей, не выделявших деньги на азартные игры, соотношение — 1:3,1. Среди выделявших деньги на азартные игры соотношение употребляющих и не употребляющих алкоголь составило 1:1,7, а в группе людей, не выделявших деньги на азартные игры, данное соотношение — 1:2. Таким образом, однозначен вывод: выделяющие деньги на азартные игры чаще курят табак и употребляют алкогольные напитки, чем не выделяющие деньги на эти цели.

Аддиктивные констелляции, свойственные так называемым «игрокам свободного времени», могут отличаться от взаимосвязанных зависимостей проблемных игроков. Последним, согласно качественным данным, полученным в дискуссионной группе, заметно чаще свойственно не только курение табака и употребление алкогольных напитков, но и применение наркотических веществ. Исследование опыта проблемных игроков также позволяет предполагать, что со временем одна из аддикций становится доминирующей.

Ключевые слова: аддикции; аддиктивные констелляции; лудомания; табакокурение; употребление алкоголя.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Введение

Проблема аддиктивного поведения становится все острее. Саморазрушение путем ухода от реальности, связанное с употреблением различных химических веществ, существенно влияющих на психику и тело, а также навязчивое стремление заниматься определенными видами деятельности становятся серьезной проблемой современного общества.

Аддикцией (англ. «addiction» — зависимость, привыкание) названа навязчивая потребность в определенной деятельности. Аддикция определяется как постоянное, хроническое, интенсивное использование конкретного паттерна поведения, выходящего за пределы самоконтроля личности. Для аддиктивного поведения характерно периодическое повторение действий, определяемых зависимостью [8].

Об аддикции принято говорить в тех случаях, когда зависимость имеет форму навязчивого стремления получать какой-либо «стимулятор», однако со временем по отношению к данному стимулу развивается толерантность, и для удовлетворения потребности требуется все большая «доза», при этом ослабевает способность самостоятельно контролировать ситуацию. Усиливающаяся аддикция постепенно разрушает личность и ее социальные связи.

Принято различать химические (алкоголь, табак, наркотики) и нехимические (азартные игры, интернет-зависимость) аддикции, но, вне зависимости от вида аддикции, существует набор симптомов, общих для них всех. В первую очередь, это неспособность контролировать определенное поведение даже при условии осознания его негативных и разрушающих последствий, постоянные навязчивые мысли о таком поведении, беспокойство, раздражительность, чувство тревоги, возникающие при прекращении зависимого поведения, значительные перепады настроения, связанные с данным поведением, а также использование пристрастия к нему с целью избежать ответственности [11].

Следует отметить, что в поведении большинства людей можно фиксировать и своеобразное, имеющее признаки зависимости времяпрепровождение, и отдельные признаки химических зависимостей, которые не оказывают разрушающего влияния на психический и социальный статус личности.

Универсальное отличие аддикции от поведения, имеющего лишь некоторые признаки зависимости, — искажение сознания, появление представлений, создающих социально-психологические программы мышления, эмоций и поведения, которые негативно влияют на физическое и психическое состояние человека, его социальные связи.

Одной из все более распространенных аддикций становится лудомания, которая является проблемным проявлением достаточно массового времяпрепровождения — участия в азартных играх. Исследования, проведенные в различных странах Европы, показывают, что опыт участия в них могут иметь от двух до четырех пятых популяции [7]. Закономерно встает вопрос, чем отличаются люди, страдающие от лудомании (имеющие зависимость от азартных игр) от участвующих в азартных играх без негативных последствий.

В научных исследованиях мы можем найти предположение, что личности азартных игроков и людей, не имеющих подобной зависимости, могут не отличаться по своим психологическим особенностям [9]. Также высказывается мнение, что лудомания более зависит от социального окружения, нежели от личных свойств играющего [2]. Ученые, придерживающиеся такого подхода, анализируя причины азартных игр, акцентируют три основных социальных мотива азартных игроков: стремление усилить положительные переживания, потребность ослабить негативные эмоции, желание принадлежать к некоторой референтной группе [14; 15]. На данную мотивацию могут оказывать существенное воздействие такие неличностные факторы, как реклама, традиции и пр. [13].

Появилось и немало исследований, раскрывающих личностные особенности людей, зависимых от азартных игр. Проблемными игроками чаще становятся люди с более низким уровнем самоконтроля [3]; не способные контролировать импульсивное поведение [4]; некоммуникабельные, не обладающие развитыми способностями общения [5].

Очевидно, что и способствующие формированию лудомании, и препятствующие ей особенности личности не замыкаются только на сфере азартных игр, а имеют более широкое проявление. Поэтому из указанных выше и многочисленных не упомянутых исследований вытекает вопрос: «Имеют ли конкретные аддикции только им свойственные причины и пути формирования, или же их отличают взаимосвязи?»

Есть немало данных, которые позволяют ответить на вопрос о взаимосвязях утвердительно. В целом ряде научных работ было установлено, что лудомания может быть связана и с другими зависимостями [10; 16], а также с проблемами психического здоровья [6]. Но, обобщая такие исследования, все же можно заметить, что обычно они констатируют ситуацию лудомании и оставляют не полностью раскрытой взаимосвязь между различными видами поведения, которое имеет начальные признаки зависимости. Хотя очевидно, что более глубокое понимание формирования аддикций особенно актуально в связи с их превенцией.

Исследование аддиктивных констелляций, изучение взаимосвязи между различными видами поведения, имеющими признаки зависимостей, стало одним из основных вопросов проведенного в 2017 году в Литовской республике исследования. Некоторые из его результатов представлены в данной статье.

Методология исследования

В научной литературе можно найти различные методологические подходы к анализу азартных игр. Поэтому на начальном этапе моделирования данного исследования были оценены различия, специфика и многообразие социальных исследований лудомании и азартных игр.

На первом этапе исследования был выполнен анализ научной литературы, что позволило прояснить и уточнить основные количественные и качественные параметры, а также инструментарий будущего исследования.

Следующий этап изучения включал несколько взаимосвязанных и одновременно реализуемых составляющих исследования:

1.

В январе—феврале 2017 г. был проведен репрезентативный социологический опрос жителей Литвы с последующей обработкой статистических данных. Число респондентов, принявших участие в полевых исследованиях, составило 1021 человек. В него вошли жители Литвы старше 18 лет. Распределение респондентов по полу, возрасту, национальности, месту жительства соответствует распределению по этим параметрам жителей Литвы. Метод опроса — интервью в доме респондента. Отбор проводился с помощью многоступенчатых вероятностных методов и был подготовлен так, чтобы каждый житель Литвы имел одинаковую возможность быть включенным.

2.

В феврале—марте 2017 г. был проведен отбор в дискуссионную группу с целью качественного изучения проблемных случаев азартных игр и проблемных игроков.

Для работы с группой был подготовлен соответствующий вопросник. Дискуссионная группа была организована в марте 2017 г. В ней приняли участие 22 человека, решившие, что им было бы полезно повысить свою способность лучше понимать и контролировать азарт.

В то же самое время осуществлен заключительный анализ полученной базы данных, сделаны обобщения и сформулированы выводы.

Этика исследования

Исследование проводилось с учетом основных этических требований — безопасности респондентов и добровольности их участия. На этапе количественного исследования с целью обеспечения анонимности вся информация об участниках, вошедшая в первичный исследовательский материал, оценивалась как конфиденциальная и была структурирована таким образом, чтобы не имелось возможности идентифицировать ни одного участвовавшего и выразившего свое мнение. Все респонденты были ознакомлены с целями исследования, его структурой и правами участников. Все принявшие участие и ответившие на вопросы делали это добровольно. Таким же образом проводился отбор в дискуссионную группу и обработка первичного исследовательского материала, полученного в ней.

Основные результаты исследования

Теоретический вопрос исследования — имеют ли конкретные аддикции только им свойственные причины и пути формирования, или же их отличают взаимосвязи и обусловливают более общие факторы — в свою очередь, указывает на две различные гипотезы исследования. Первая: играющие и не играющие в азартные игры не имеют существенных отличий по другим аддикциям, т.е. одинаково часто являются курильщиками табака, употребляют алкоголь и другие психостимуляторы. Вторая: влечение к азартным играм является частью аддиктивной констелляции, и в этом случае к проблемам конкретной личности может относиться не только лудомания, но и другие зависимости. Следовательно, люди, проявляющие склонность к одной из зависимостей, будут проявлять склонности и к другим зависимостям.

Поиск ответа на данный вопрос затрудняется тем, что в одной ситуации исследователь может иметь дело с игроками, для которых азартные игры — просто способ времяпрепровождения, а в другой — с проблемными игроками.

Проведенный опрос полнее раскрывает свойства и поведение игроков, для которых азартные игры являются просто способом времяпрепровождения.

К важным факторам, которые определяют качество жизни, а также могут иметь влияние на формирование зависимостей, относится физическое и психическое здоровье. Для исследования проблем здоровья можно руководствоваться предлагаемым Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) пониманием термина «здоровье», трактуемым как «хорошее физическое, психическое и социальное самочувствие, а не только как отсутствие болезней или физических недостатков» [1]. Используя такое понимание здоровья, полезно обратить внимание и на определение психического здоровья, принятое ВОЗ, которое подчеркивает, что психическое здоровье — это хорошее самоощущение, позволяющее индивиду реализовать свои способности, преодолеть обычные трудности жизни, продуктивно работать и внести свой вклад в развитие общества [17].

В проведенном исследовании было установлено, что половина респондентов (52,2%) свое здоровье оценили как хорошее или очень хорошее, более одной трети человек (36,5%) считали свое здоровье средним, и одна десятая часть (11,3%) — плохим. При этом не было выявлено статистически значимых различий между группами респондентов, которые за предшествовавшие интервью семь дней потратили или не потратили деньги на лотереи, пари и другие азартные игры. Таким образом, обе эти группы могут быть оценены как близкие по уровню здоровья.

Исследование зависимостей раскрыло распространение среди респондентов связанных с здоровьем видов зависимого поведения — курения табака и употребления алкоголя. Самую большую долю респондентов составили некурящие люди (71,8%). Также было установлено, что в последние семь дней до начала исследования алкогольные напитки употребляли 34,4% респондентов.

Ставя задачу оценить возможные взаимосвязи между зависимостями, можно распределить респондентов на две основные группы. Первую составили те, кто за семь дней, предшествовавших исследованию, не тратили деньги ни на какие виды азартных игр (не участвовали ни в каких формах азартных игр, не покупали лотерейных билетов, не участвовали в пари на деньги, не использовали интернет для азартных игр и т.п.). Таких респондентов оказалось 64,4% от общего числа. Вторая группа включала респондентов, которые в последние семь дней, предшествовавших исследованию, выделили деньги на любое из упомянутых проявлений азарта. Их было 35,6%.

Особенности поведения указанных групп, связанные с курением табака и употреблением алкоголя, представлены в таблице 1.

 

Таблица 1

Распределение респондентов согласно зависимому поведению

Замечание: на вопрос о курении табака и употреблении алкоголя не ответили по одному респонденту.

 

Приводимые в таблице данные могут быть интерпретированы довольно просто. Первая группа респондентов — не тративших деньги на азартные игры — состоит из двух третей опрошенных. Вторая — тратившие деньги на азартные игры — из одной трети респондентов. Соответственно, доли курящих табак и употребляющих алкогольные напитки, если бы указанные зависимости не составляли общей констелляции, в этих группах должны были бы распределиться аналогично. Данные исследования показывают иное распределение. В группе респондентов, тративших деньги на азартные игры, соотношение курящих и не курящих табак составило 1:1,87, а в группе людей, не выделявших деньги на азартные игры, соотношение — 1:3,1. В группе выделявших деньги на азартные игры соотношение употребляющих и не употребляющих алкоголь — 1:1,7, а в группе людей, не выделявших деньги на азартные игры, данное соотношение — 1:2. Все различия между обсуждаемыми группами статистически значимы (коэффициент ранговой корреляции Спирмена ρ = 0,265; p<0,01). Таким образом, однозначен вывод: выделявшие деньги на азартные игры чаще курят табак и употребляют алкогольные напитки, чем не выделявшие.

Информация о возможности существования аддиктивных констелляциий подтвердилась и данными качественного исследования.

Многие высказывания в дискуссионной группе показали наличие связи между различными видами зависимостей.

Иллюстрирующие примеры. В дискуссионной группе информант П. Л., 33 года, образование высшее, не женат, по профессии — журналист, рассказывая о ситуации азартной игры, отметил: «С друзьями посещал казино. Перед этим ходили в бар, выпивали, не много, но и не мало. Естественно, и курили. Это продолжалось два-три года. Но попал в аварию. Несколько месяцев лечился, после этого заинтересовался йогой, начал тренироваться, исчезло желание курить и выпивать. Тогда и в казино перестал ходить, так как не осталось бывшей компании. Им интересны все те же самые развлечения, а мне все это уже скучно и не интересно».

Информант К. Р., 42 года, образование средне-специальное, женат, предприниматель, описывая ситуацию азартной игры, рассказал: «Играл с трезвой головой. Играя, нужно сосредоточиться, наблюдать за картами, принимать решения. После игры всегда выпивал, не из радости, что выиграл, и не из разочарования в том, что проиграл, а для того, чтобы расслабиться. Как бы такой цикл был: играю, чувствую напряжение, далее коктейль или несколько, и расслабление».

Аналогичные высказывания, подтверждающие взаимосвязи между различными видами зависимостей, зафиксированы в 17 случаях из 22-х.

Выводы

Проведенное исследование имеет как ограничения, так и преимущества. Основным его методом был массовый опрос, который констатирует существующее положение, но не раскрывает глубинных причин возникновения обсуждаемого явления. С другой стороны, именно данная особенность и собранные данные позволяют статистически достоверно подтвердить, что курение табака, употребление алкогольных напитков, азартные игры могут составлять констелляцию взаимозависимостей.

Вместе с тем нужно подчеркнуть, что аддиктивные констелляции, свойственные так называемым «игрокам свободного времени», могут существенно отличаться от взаимосвязанных зависимостей проблемных игроков. Последним, согласно качественным данным, полученным в дискуссионной группе, заметно чаще свойственно не только упомянутое курение табака и употребление алкогольных напитков, но и применение наркотических веществ.

Исследование опыта проблемных игроков также позволяет предполагать, что со временем одна из аддикций становится доминирующей, подчиняя себе их поведение.

Проведенное исследование предоставляет данные, позволяющие углублять познание аддиктивных констелляций. В первую очередь, вызывает интерес изучение психологических свойств личностей, имеющих контролируемые зависимости, которое позволило бы совершенствовать их превенцию.

 

Литература

1.   Устав (Конституция) Всемирной организации здравоохранения [Электронный ресурс]. – URL: http://docs.cntd.ru/document/901977493 (дата обращения: 10.12.2017).

2.   Aasved M.J. The Sociology of Gambling. – Springfield, Il: Charles C. Thomas Publisher, 2003.

3.   Bergen A.E., Newby-Clark I.R., Brown A. Low trait self-control in problem gamblers: evidence from self-report and behavioral measures // Journal of Gambling Studies. – 2012. – Vol. 28, № 4. – P. 637–648.

4.   Clarke D. Impulsiveness, locus of control, motivation, and problem gambling // Journal of Gambling Studies. – 2004. – Vol. 20, № 4. – P. 319–345.

5.   Disordered gambling among higher-frequency gamblers: Who is at risk? / D.C. Hodgins, D.P. Schopflocher, C.R. Martin [et al.] // Psychological Medicine. – 2012. – Vol. 42, № 11. – P. 2433–2444.

6.   Felsher J.R., Derevensky J.L., Gupta R. Young adults with gambling problems: The impact of childhood maltreatment // International Journal of Mental Health and Addiction. – 2010. – Vol. 8. – P. 545–556.

7.   Griffiths M.D. Problem gambling in Europe: What do we know? // Casino and Gaming International. – 2010. – Vol. 6, № 2. – P. 81–84.

8.   Kottler J.A., Shepard D.S. Introduction to Counseling: Voices from the Field. – 8th Edition. – Stamford: Cengage Learning, 2014. – 560 p.

9.   Lester D. Gambling Today. – Springfield: Charles C. Thomas Publisher, 1979. – 148 p.

10.   Motivational models of substance use: A review of theory and research on motives for using alcohol, marijuana, and tobacco / M.L. Cooper, E. Kuntsche, A. Levitt [et al.] // The Oxford handbook of substance use disorders: in 2 vol. / edit. by K.J. Sher. – New York: Oxford University Press, 2016. – Vol. 1. – P. 376–429.

11.   Navaitis G. Psichologinis šeimos konsultavimas: teorijos ir metodai. – Vilnius: Vilniaus šeimos centras Ergo Sum, 2015. – 326 p.

12.   Participation in gambling and rates of problem gambling 2015 // Gambling Commission. – 2016 [Электронный ресурс]. – URL: http://www.gamblingcommission.gov.uk/
Gambling-data-analysis/Gambling-participation/Gambling-participation-data/Gambling-participation-survey-data.aspx (дата обращения: 28.04.2017).

13.   Psychology of Gambling: New Research / edit. by A.E. Cavanna. – New York: Nova Science Publishers, 2012. – 210 p.

14.   Stewart S.H., Zack M. Development and psychometric evaluation of a three-dimensional Gambling Motives Questionnaire // Addiction. – 2008. – Vol.103, № 7. – P. 1110–1117.

15.   Subtypes of disordered gamblers: Results from the National Epidemiologic Survey on Alcohol and Related Conditions / L. Nower, S.S. Martins, K.-H. Lin [et al.] // Addiction. – 2013. – Vol. 108, № 4. – P. 789–798.

16.   The Role of Memory Associations in Excessive and Problem Gambling / M. Stiles, A. Hudson, C. Ramasubbu [et al.] // Journal of Gambling Issues. – 2016. – № 34. – P. 120–139.

17.   World Health Organization. Mental Health Action Plan 2013–2020. – WHO, 2013 [Электронный ресурс]. – URL: http://apps.who.int/iris/bitstream/10665/89966/1/ 9789241506021_eng.pdf (дата обращения: 10.12.2017).

 

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.9:616.89-008.44

Навайтис Г. Об аддиктивных констелляциях // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2017. – T. 9, № 6(47) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

 

Портал medpsy.ru

Предыдущие
выпуски журнала

2017 год

2016 год

2015 год

2014 год

2013 год

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год
Яндекс цитирования Get Adobe Flash player